Земля через 10 лет: Конец эпохи банков, развитие кризисов и войн

Сергей Переслегин. (с) expert.ru
Сергей Переслегин. (с) expert.ru

Апокалипсическое настроение овладело человечеством. Потому что люди верят во многие вещи. В некоторые из них – просто из-за любопытства. Вообще, прогнозирование будущего само по себе интересное занятие, особенно в «горячие» дни перед неизвестностью.


БЕСЕДОВАЛ ДАМИР БАЙМАНОВ

TWITTER | FACEBOOK | INSTAGRAM | VKONTAKTE


Сергей Переслегин. (с) expert.ru
Сергей Переслегин. (с) expert.ru

Сергей Переслегин – выпускник физического факультета Ленинградского государственного университета, известный русский футуролог, литературный критик и публицист, исследователь и теоретик фантастики и альтернативной истории, военный историк. Лучше него перспективу самого страшного развития цивилизации, если таковое будет, предсказать не сможет никто. Это тот человек, который четче понимает слово «апокалипсис» будь это технический или ядерный. Поэтому, его рассказ о том, каким станет мир через десятилетие, я выслушал с большим интересом.       

- Прежде чем говорить о том, что будет через 10 лет, давайте выясним, доживем ли мы до этого времени. Сергей Борисович, Вы верите в апокалипсическую трактовку календаря Майя? Будет ли Конец света? 


- Ну, в Конец света я не верю вообще. Не верю ни как атеист, которым я был много лет, ни как христианин, которым стал некоторое время назад. С календарем Майя вообще ситуация смешная. Майя в принципе не знали эсхатологии - движения мира от создания к концу времен. Это идея европейская, христианская, частично иудо-христианская, но никак не цивилизации Майя. Они видели мир в виде циклов: цикл закончился - цикл начался. И они говорят о конце цикла, а вовсе не о конце света. Другой вопрос, в чем Майя были правы - это в том, что цикл заканчивается. Начинается новый. Но это не говорит о каких-либо разрушениях в этот день. 


- А каким станет мир через 10 лет? 


- Ну, во-первых, изменений будет гораздо меньше, чем Вы себе сейчас представляете. С моей точки зрения период быстрого развития индустрии подошел к концу. И связано это не с тем, что в самой этой индустрии не осталось не реализованных возможностей, их там сколько угодно. А с тем, что в современном обществе, что бы то ни было: называется ли это индустрия или идеология - может развиваться только в пустом пространстве. В пространстве, которое не зарегулировано ни с юридической, ни с технологической точки зрения, то есть, нет ни законов, ни стандартов. IT-технологий, кстати, развивались потому, что эта область долгое время была вообще никем и никоим образом не структурирована. Поэтому можно было создавать новые системы, проекты, продукты, продвигать их на рынок. Это все получилось. Сейчас IT-системы структурированы как законами, которые достаточно жестко управляют существующим рынком, так и крупными корпорациями. В этих условиях основная базовая задача - использование того, что есть, но, ни в коем мере не создание нового. Поэтому гигантских IT-программ абсолютно не предвижу. То есть, конечно, некие вещи, связанные с неизбежным будущим, сделаны будут, но ничего принципиального. 


Вообще, человечество вступило в полосу затяжных оборонительных боев. Боев очень тяжелых. И мы должны ожидать не улучшения, а скорее ухудшения уровня и качества жизни. Связано это с тем, что общество вступило в период постиндустриального кризиса - кризиса фазы развития. А такой тип кризиса всегда приводит к резкому падению всех основных параметров, описывающих жизнь цивилизации. Весьма вероятно, что ожидать нас будут темные века. Теоретически мы можем пройти кризис, не уйдя в этот период, практически на это достаточно малые шансы. Хотя конечно, надо сказать, что многие люди, в том числе и наша группа, активно сейчас работают над попытками найти возможность решения, пройти фазовый кризис без фазовой катастрофы.   


Тем более, мы столкнулись сразу с двумя кризисами. Это не только кризис фазы развития. Еще один кризис обусловлен простым фактом, когда экономика индустриальной фазы по определению кредитная. Кредитная экономика требует постоянного расширения рынков, но земной шар в какой-то момент времени заканчивается, после чего Вы не можете дальше расширять рынки. И собственно говоря, вот уже последние лет 30 мы сталкиваемся с проблемами «конечности» земного шара.   


Самое интересное заключается в том, что мир у нас будет довольно неожиданный. Иногда будет возникать ощущения очень быстрого и превосходного развития. Но оно будет все время меняться кризисами. Кризис 2008 года, с которым мы столкнулись в свое время, будет возобновляться снова и снова в разных областях, под разными названиями. Но каждый следующий кризис в этом случае всегда кажется чуть сильнее предыдущего. В этих условиях совершенно неизбежно фрагментация мировой системы, как валютной, так и хозяйственной. Потому что кризис всегда приводит к суверенизации, то есть "каждая мышь становиться главой в своей норе" и объединительные тенденции глобализированного мира начнут сменяться тенденциями на локализацию этого мира. А между локальными структурами, конечно же, возникнут напряжения. Поэтому я предсказываю очень серьезный период политической нестабильности: внутренней и внешней. Впрочем, внутренняя уже началась, да и внешняя тоже. 


- То есть период войн… 


- И период войн. Другой вопрос, что войны могут быть довольно оригинальными. Я, например, не исключаю вариантов, когда два государства будут одновременно воевать, торговать и обмениваться туристами. То есть картинка по принципу: здесь воюем, здесь сотрудничаем, здесь вместе деремся с общим конкурентом, а здесь культурный обмен. Но говоря о войнах, я хочу сказать, что они будут стандартные, с человеческими потерями, жертвами, разрушениями.   


- А какие годы для землян будут критическими.   


- Риск войны довольно высок в 2016 году, но я считаю, что его все-таки удастся избежать. 


- Вы имеете ввиду Третью мировую? 


- Третья мировая война, во-первых, давно закончена и сейчас уже идет Четвертая, но я говорю о крупной войне с участием великих мировых держав. Опять же не надо думать, что это будет полный конец всего человечества. Хотя, я думаю, что некоторое количество ядерного оружия будет использовано, жертвы будут заметны. Но по-своему последствию, война будет слабее второй и первой. Еще раз повторюсь – шансы избежать войну 2016 года достаточно высоки. А вот в середине следующего десятилетия, тут у меня есть очень большие сомнения, что его удастся избежать. Вообще говоря, вероятность войны повышается с каждым годом. 


- А на какой почве будут конфликты? Скорее всего, нехватка ресурсов? 


- Это не вполне «ресурсная» война, хотя их наверняка по ходу тоже будут делить. Это даже не борьба за влияние. Это, прежде всего борьба против чужой проектности, то есть наличия крупных значимых мировых проектов, которые делают не ваша нация, не ваше государство. Кстати, ливийская война была именно борьбой с очень жесткой проектностью и довольно интересной, которую развивал у себя Муамар Каддафи. Это его идеи «зеленого» ливийского социализма, воднение Сахары. Ему же удалось за время своего правления сделать Ливию из страны поголовно неграмотности в страну поголовной грамотности и повысить уровень жизни от характерного для современной западной Африки до таких стран, как например Украина или Белоруссия и, в общем-то, на уровень где-то близкий к России. То есть до нормального уровня уважающей себя европейской страны. Это конечно была альтернативная проектность. Что мы видим сейчас? Мы видим, что Каддафи убит, страна фактически разорвана на три элемента, а вся ее проектность уничтожена полностью.   


Но есть еще один важный момент. Надо иметь в виду, что война - это не только борьба за ресурсы, но это еще и высокотехнологичный деструктор экономики. Понятно, что проведя большую военную кампанию, и, уничтожив большие материальные ценности, вы получаете возможность эти ценности снова создавать. А как вы догадываетесь, в условиях, когда у вас кончаются рынки, мир замкнут, получить новый рынок за счет того, что много чего разрушено, может оказаться очень даже не вредным. Это вот основные базовые причины войн. 


- Вы только что отметили, что будут ядерные конфликты...


- Конечно, ядерная война будет! Только не будет глобальной ядерной войны, когда используются сотни ракет, уничтожаются десятки, а может и сотни городов. Такая война невозможна с точки зрения законов сохранения социосистемы: пока человечество существует в пределах одной Земли. Кроме того, она никому не нужна. Этой войны не будет, слишком велики инвестиционные риски, в это никто не вложится. 


Что же касается обычного, например тактического конфликта, то это совершенно неизбежная вещь. Ядерное оружие - это оружие индустриальной фазы. Сегодня оно, как и все остальное, что сделано в индустриальной фазе, уходит в «третий» мир. И в этом плане это оружие и его порог использования будет все время снижаться, но его, конечно, применят. Но не думайте, что это будет сильно превышающие классические бомбардировки Второй мировой, даже пожалуй поменьше.   


- Несколько удручают отставания в биотехнологиях... 


- Кстати, насчет биотехнологии. Очень интересно предвидеть криминализацию Эгейского моря.  Дело в том, что сейчас искусственно банкротят Грецию. Рано или поздно ее все-таки обанкротят и заставят распродавать территорию на Эгейском море. Она, кстати, уже начала их продавать. А дальше, эти острова пойдут на вторичный рынок и, в конечном счете, перейдут под контроль криминальных структур. В этом нет ничего плохого. Как туристический центр, они при этом никуда не денутся. Но на этих островах можно будет заниматься тем самым закрытым биотехом, которым формально в мире заниматься нельзя. К примеру, тем же клонированием, созданием искусственных органов, изменением человеческого генома. И в этом плане за эти 10 лет может очень серьезно измениться человеческий геном. С точки зрения управления телом, могут появиться очень многие вещи, но почти все они будут идти в зоне преступных сообществ. Впрочем, это не помешает любому из нас при минимальном желании немного перевоплотившись, получить себе жабра или хвост. Вот об этом мы тоже сейчас вполне с большой вероятностью тоже можем думать. 


- Кстати, о «кризисных» и «конфликтных» государствах. Что же станет с ними? 


- У меня есть сильное сомнение в том, что это десятилетие переживет государство Израиль. Очень похоже на то, что данный проект, а Израиль несомненно проектное государство, в настоящее время вступил не просто в полосу кризиса, а потери интереса мировых и, в частности мировых еврейских элит, к его продолжению. Израиль оказался не мессианской страной, а вполне заурядным государством европейского типа. В этом плане он постоянно должен поддерживать очень крупные вооруженные силы и с точки зрения развития такого значимого мирового проекта как иудейский - это, кстати, реальный мировой проект, имеющий будущее, развивающийся, и, говоря об этом, я не имею ввиду какого-нибудь мирового заговора - государство Израиль, скорее мешает, чем помогает. Если внешняя поддержка Израиля закончится, то с учетом анклавности этой территории (часть территории государства, со всех сторон окружённая территорией других государств и не имеющая выхода к морю), скорее всего выжить как государство, не удастся. Это будет не конец, а скорее всего, начало совершенно нового уровня проектности. 


- Переживут ли это десятилетие банковские структуры? 


- Вероятно, что банки, как система не переживут этого десятилетия. Здесь причина проста - банки просто оказываются не нужными. Современные IT-технологий, сейчас позволяют вам совершать как транзакции без банковской структуры, так и брать и давать кредиты, переводить деньги. Да законы сейчас защищают банки. Но эти законы не сложно обойти. Никто не может мне запретить, перевести свои деньги на моем личном счете на любой другой. А это означает, что краудфандинг (коллективное сотрудничество людей, которые добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы вместе, как правило через Интернет) спокойно и очень быстро заменит стандартное банковское кредитование. Кстати и проценты будут меньше, накладные расходы уменьшаться.   


Вообще, банки уже лет 10 как пережили свое время. Они были нужны тогда, когда связь между людьми была организована только при помощи телеграфа и телефона. У вас не было возможности получить доступный кодированный отлично зашифрованный канал с любым другим человеком. Сейчас это есть. При этом, конечно же, кредитные карты останутся и даже резко увеличат свое значение. Они будут существовать на базе существующих распределенных сетевых систем. Вам, как гражданину Республики Казахстан, я хочу напомнить, что исламские финансы вообще принимают под банковской системой нечто совершенно другое. И между прочим, последние 10 лет показывают, что исламские банки, имея не кредитную систему и, в сущности, на самом-то деле, не банковскую, отлично зарабатывают и неплохо продвигаются вперед.   


Опять же я могу напомнить вам о такой системе как ремиттансная система. Вы знаете, люди уезжают из своих стран и работают в более развитых странах, а деньги переводят обратно своим семьям. Например для Филиппин экономика реммитанса выше несколько раз, чем ВВП этой страны. Так вот, реммитансные деньги перемещаются вообще без всяких услуг банка. Вы, находясь в стране, где работаете, передаете деньги известному вам человеку и в тот же день или в тот же час в вашей родине этот человек получает и вручает эти деньги вашим близким. Эта система работает на доверии, а не на подписи, но объем реммитанса сейчас в мире, сравним с объемом банковских транзакции. Так что подумайте о том, что мир без банков может быть довольно интересным.  


- Знаете мир будущего скорее интересен, чем страшен. Но самое главное, что жизнь продолжается. Спасибо Вам за интервью! 


- Спасибо и Вам, Дамир!


Понравилась статья? Поделитесь ею.

Оставить комментарий

Комментарии: 2
  • #1

    Андрей (Суббота, 05 Сентябрь 2015 03:10)

    Круто

  • #2

    zobacz osobiście (Пятница, 17 Ноябрь 2017 10:13)

    cougar